Как Полоцк оказался в составе государства Миндовга?

У гэтай тэме 2 адказы, 1 удзельнік, апошняе абнаўленне 5 гады(-оў), 1 месяц таму.

Прагляд 3 паведамленняў - з 1 па 3 (з 3 усяго)
  • Аўтар
    Посты
  • #1946

    staravoit
    Удзельнік Усяго адказаў : 201

    С самого начала летописания мы видим Полоцк одним из самых больших и мощных русских городов. Князья Полоцка конкурируют с князьями Новгорода и Киева. Но после смерти Всеслава Чародея полоцкое княжество проигрывает войну южной Руси, полоцкая династия князей оказывается хотя и в почетной, но ссылке в Царьграде. Единство полоцких земель, которое еще раньше распалось на удельные княжества и держалось только на родственных связях князей, пропало.
    Не смотря на то, что часть князей вскорости вернулись на Родину, политическая ситуация в Полоцке поменялась коренным образом. Если по летописям во времена Чародея роль полоцкого веча незаметна, хотя отрицать, его существование тоже нельзя, то в 12 веке мы ясно видим его деятельность. Видимо за время отсутствия законных наследников роль князя в Полоцке резко упала. Полочане рассматривали князя, скорее всего, как наемника. И в этом Полоцк опередил, пожалуй, даже Новгород. Такую чехарду князей как в 12 веке в Полоцке, в Новгороде мы видим только в 13 веке. Причем в летописи ясно видно, что князья в Полоцке менялись не по собственному усмотрению, а по воле полочан.
    Будучи военачальником и сборщиком даней, князь, конечно, имел в городе большой вес. Но когда интересы большинства горожан расходились с княжескими, горожане обычно брали верх. Если в Новгороде князьям просто говорили: «княже иди от нас», и князь уходил сам, то полочане обычно организовывали заговоры. К этим заговорам полочане иногда привлекали силы конкурирующих князей. Так согласно Киевской летописи в 1149 году полочане схватили своего князя Рогволода и выдали Ростиславу Глебовичу. А 1159 году, уже готовят заговор против Ростислава, используя для этого уже Рогволода: «В лѣт̑ ҂s҃ х҃ ѯ҃ з҃ . [6667 (1159)]…Том же лѣт̑ свѣтъ золъ свѣщаша на кн҃зѧ своег̑ Полочане . на Ростислава на Глѣбовича . и тако приступиша хрс̑тное цѣлование . на том̑ бо цѣловали бѧше хрс̑тъ к нему . ӕко тъı нам̑ кн҃зь еси . и даи нъı Бъ҃ с тобою пожити . извѣта никакогоже до тебе доложити . и до хрс̑тного цѣлованиӕ . и тако съступиша еже рекше . и послашас̑ в таинѣ к Рогъволоду . Борисовичю Дрьютьску . рекуче ему кн҃же нашь . съгрѣшили есмь к Бу҃ и к тобѣ . ѡже въстахомъ на тѧ . без винъı . и жизнь твою . всю разазграбихомъ . и твоеӕ дружинъı . а самого емше въıдахом̑ тѧ Глѣбовичем̑ . на великую муку . да аще нъıне помѧнеши всего того . иже створихом̑ своимъ безумиемъ . и хрс̑тъ к нам̑ цѣлуеши то мъı людие твое (твое) А. а тъı еси нашь кн҃зь а Ростислава ти емше . вдамъı в ручѣ . а еже хощеши то створиши ему . Рогъволодъ .же цѣлова к нимъ хрс̑тъ . на томъ ӕко не помѧнути ему всего того . и ѿпусти ӕ въ своӕси». И хотя схватить князя им не удалось, тот убежал, полочане своего добились: «и послашасѧ Полчане по Рогъволода . Дрьютьску . и вниде Рогъволодъ Полотьску мс̑ца июлѧ . и сѣде на столѣ дѣда своег̑ . и ѿц҃а своего . с чс̑тью великою . и тако бъıша ради . Полчане».
    Думаю, примерно таким образом и литовские князья оказались на престоле в Полоцке, Витебске, Друцке в первой половине 13 века.
    В начале 13 века на престоле в Полоцке мы видим Смоленскую династию. В договорах, заключенных смоленскими князьями, видно, что права Полоцка ущемлены и Полоцк явно оттеснен с первой роли. Например, торговый договор с Ригой 1229 года, заключен князем от имени Смоленска. А Полоцк еле упомянут, как что-то второстепенное, как придаток Смоленска. Вот так эту ситуацию описывает Рукавишников А.В. в статье «Взаимоотношения Полоцких и Смоленских князей в конце XII-пер.пол.XIII в.»: «Наконец, в 1222 г. смоленские князья захватили Полоцк и по крайней мере до середины 1230х гг. сохраняли в нем свою власть. В 1222-1224 и 1229 гг. заключаются новые договоры с Ригой. История заключения последнего свидетельствует, что Полоцк был полностью отстранен от разработки соглашения, хотя и фигурирует в нем. В 1232 г. князь Святослав (сын Мстислава Романовича) вернул себе Смоленск, действуя вместе “с полочаны”. Текст договора “неизвестного князя” (сына Мстис- лава Романовича) свидетельствует, что после захвата Смоленска Святославом в Полоцк перебирается его брат, который и заключил договор “про свое муже (поло-чане -А.Р.) и про свое смолняны, аже въедет брат мой который в Смолньске” [5].

    Таким образом, 1220-1230е гг. – апогей могущества Смоленска и проникновения в полоцкие внутренние дела. Полоцкие княжата вообще временно исчезли со страниц летописей и хроник, их политика лавирования между полоцким вече и смоленскими Ростиславичами провалилась, более того привела к утверждению Смоленских князей в самом Полоцке, на время уничтожив его самостоятельность.»

    #3176

    staravoit
    Удзельнік Усяго адказаў : 201

    Вряд ли полочане смирились с таким положением дел. Видимо выше изложенные обстоятельства и заставили их обратиться к Миндовгу, что бы свергнуть зарвавшихся смоленских князей. Приложение к Литовским летописям довольно подробно описывает как это произошло: «Мендок, великий князь литовский, выправил сыновцов своих на звоеване Руси, Ердвила або Радивила, Викента ИЙ и Тентила або Феофила К, котрий потым был княжатем полоцким, и росказал им найпервЂй тягнути до Смоленска, мовячи тыми словы: «Котрый з вас що добудет на РусЂ, нехай держит за удЂл и отчизну». A при литовском войску c тыми трома княжаты вышло много жмоит на Русь для сполного лупу и здобычи; яко ж ся им и пощастило, бо Феофил взял Полоцко, a Викент Витебско, a Ердвил в Смоленску и в Друцку килка пригородков з волостями опановал. И так тые три княжата угрунтовавшися в преречоных князствах вЂру святую грецкую або рускую приняли Л, абы тым прихилнЂйше подданых собЂ зъЂднали, a o Мендога стрыя своего, великого князя литовского, не дбали и звЂрхности его над собою не хотЂли мЂти. Чого не могучи терпЂти Мендог, яко на противных измЂнников своих, послал войско свое , хотячи их позабивать, a тоей зелживости и невдячности помститися над ними. Услышавши то Феофил, княжа полоцкое, з Ердвилом и Викентом братия осадили жолнЂрми и умоцнили замки свои людом рицерским, a сами утекли до Данила Романовича монархи руского, просячи его o оборону и помочь против Мендогови стрию своему. Теди Данило Романовичь принял преречоных княжат в оборону свою.»
    Поздняя летопись вроде бы говорит о завоевании городов. Но слово «взял» можно понимать по разному. Не обязательно, что «захватил». Например: Миндовг дал, Товтивил взял. Обратите внимание, что Миндовг инструктирует князей идти первым делом к Смоленску, а не к Полоцку, Витебску или Друцку. Странное решение оставлять в тылу мощные русские города, идя на их князя. Но ничего странного нет, если эти города тебя сами поддерживают.
    Да и в дальнейшем, что князья крестились, угождая подданным, говорит о том, что они ни в Полоцке, ни в Витебске не завоеватели. Война была только со Смоленском, а может и вообще только со смоленским князем (если допустить, что сами смоленцы участвовали в заговоре). Но Смоленск как видим литовские князья не взяли. Обратим внимание на этот факт, так как это поможет нам определить приблизительно временные рамки, когда это событие произошло.
    Владимирский летописец пишет, что во время татарского нашествия в 1239 году Ярослав отбил Смоленск у Литвы и посадил там законного наследника смоленских князей. Если учесть, что в Литовской летописи Смоленск литовскими князьями не взят, то следует предположить, что приход литовских князей в Полоцк предшествовал взятию Смоленска. А это значит, что Товтивил появился в Полоцке, а Викент в Витебске не позднее 1239 года.
    Не смотря на то, что вышеуказанные князья были вассалами Миндовга, Полоцк продолжал жить своей жизнью. Он скорее считал Литву своей землей, чем себя зависимым от Литвы. Отношения Полоцка с Миндовгом видимо были аналогичными, как у Новгорода с Ярославом, который тоже поставил в Новгороде своего ставленника, но новгородцы в принципе могли его и выгнать при желании. Дань конечно видимо уплачивалась.
    И вот в таком состоянии Полоцк и пребывал в Литве Миндовга, как минимум с 1239-го до 1252 года. Но в 1252 году что-то произошло в государстве Миндовга. Миндовговы ставленники в русских городах вдруг почему-то перестали его слушать. И сразу все три. И города, если верить Литовской летописи, их поддержали. Откуда такое единодушие? Заговор? Но до этой даты горожан вроде все устраивало. Да и Миндовг правил только через своих удельных князей, к которым у горожан, как следует из летописи, претензий не было. И сами князья русских городов вроде больше 10 лет не тяготились властью Миндовга, который их сюда и направил княжить.
    Что за конкретные шаги предпринял Миндовг, что испортил свои отношения с доброй половиной своих подданных?
    Выдвигаю свою версию. Миндовг принял крещение по католическому обряду с целью коронации, чтобы стать на одном уровне с другими самодержцами Европы, заручиться поддержкой Запада против татар. С этой целью он видимо решил насадить католицизм в Литве. Это видимо и возмутило как язычников, так и православных. Отсюда и бунт, в результате которого Миндовг, чтобы не потерять все, двинул на полоцкую землю войска для усмирения. Князья Полоцка, Витебска, Друцка вынуждены были бежать к Даниилу Галицкому, где и нашли понимание и поддержку.

    #3177

    staravoit
    Удзельнік Усяго адказаў : 201

    Понимаю, что моя версия противоречит ГВЛ, согласно которой Миндовг крестился в 1253 году, чтобы перетянуть на свою сторону Орден и развалить коалицию соседей, сколоченную Даниилом Галицким.
    Предвижу разочарование: ну вот уже и летописям противоречит в угоду своим фантазиям. Еще совсем недавно я бы и сам возражал на этом основании. А причина моего ренегатства – прочитанная мною книга Алеся Жлутки «Миндау король Литовии». А из ее следует, что Миндовг уже в 1251 году принял католичество и покровительство Папы Римского. И в этом же году видимо был коронован. А это значит, что крещение предшествовало смуте в Литве. А значит и могло быть причиной бунта, а не следствием неудачно сложившихся политических обстоятельств, как пишет ГВЛ.

    Это позволяет взглянуть на Миндовга, как истинного христианина, а не хитреца, пытающегося расколоть христианский союз. В роли раскольника видимо выступил Товтивил, приняв католическое крещение, но ничего не получив взамен, потерял поддержку полочан и вынужден был опять бежать к Даниилу.
    Видимо это обстоятельство и позволило Миндовгу стать полновластным хозяином Полоцка и других городов. В дальнейшем мы видим, что Товтивил у Даниила жалуется на предательство ятвягов, а Викент еще раньше сидит в Жемайтии, купленной на деньги Даниила Галицкого. Это значит, что Полоцк, Витебск и Друцк попали в непосредственное подчинение Миндовга и окончательно вошли в состав королевства Миндовга. Был ли это захват городов чисто силой? Летописи молчат о захвате. Наоборот литовская летопись говорит о том, что Миндовг был «отсечен» от Полоцка. Тем не менее, в дальнейшем мы видим Полоцк в составе Литвы. Наиболее вероятно, что города просто признали власть Миндовга, а Миндовг подтвердил права городов «старины не рушити» и боевые действия прекратились на этих условиях. Таким образом, Миндовг стал полновластным хозяином Полоцкой земли. И центром своего королевства Миндовг скорее всего в это время видел именно полоцкую землю. Иначе, с какого перепугу он испросил разрешение Папы короновать сына в качестве короля Литвы? Он что собирался отречься от престола? Думаю, Миндовг собирался сделать Войшелка правителем той части государства, которая принадлежала Миндовгу до захвата полоцких земель. А сам бы он считался князем Полоцка и одновременно королем всей Литвы. Что конечно удовлетворяло бы самолюбие полочан. Однако Войшелк, будучи фанатически настроенным православным, ушел в монастырь, видимо отказавшись принимать корону Литвы от католиков, и тем самым сорвал планы Миндовга. Младшие сыновья были еще слишком малы.
    И хотя война закончилась, в общем то вничью, Миндовг был вынужден вернуть Товтивила в Полоцк (видимо в качестве наместника), а в Новогрудок вообще посадить сына Даниила.
    Почему Миндовг пошел на этот шаг? А некого было ставить.
    А каково христианское имя Миндовга? Может Константин? Тогда князь Константин, упомянутый в грамоте Герденя – это Миндовг и есть:
    “Князь Гердень (верховный властитель Полоцка и Витебска по смерти Миндовга, последовавшей осенью 1263 г.) кланяется всем тем кто видел сию грамоту. Те люди, что ныне живы суть, а [77] тем, кто на после придут, тем ведомо буди, как мир есмы сотворили промежи местеря (надобно разуметь магистра Конрада фон Мендерна, с 1263 на 1264 г. до 1267 г.) и с ратманы рижскими и с полочаны и Видьбляны. Так как грамота написана, так им над всею землею отступити, что есть Летыгольская земля, как не вступатися на тую землю, что князь Константин (Давыдович, брат Мстислава?) дал местерю с своею братьею, с своею грамотою и с печатью, како боле того на ту землю не поискивати.”

    И полоцкий король завещавший Полоцк в случае, если умрет без наследников, Рижскому костелу – тоже Миндовг.



    Литва – это регион от Балтийского моря до Волги. Русь – это города на этой территории.

Прагляд 3 паведамленняў - з 1 па 3 (з 3 усяго)

Для адказу ў гэтай тэме неабходна аўтарызавацца.

Падзяліцца